fbpx
Кино

13 безумных спецэффектов в кино до изобретения компьютерной графики

Сейчас на компьютере можно оживить любого «аватара». А раньше кинематографисты были ещё и изобретателями.

Сегодня почти каждый фильм так или иначе дорисован на компьютере. Это касается не только полностью цифровых картин вроде того же «Короля льва». Но и каких-то небольших элементов в обычных фильмах — пожар там дорисовать или замаскировать ногу актёра, который играет персонажа без ноги.

Но ещё каких-то 30–40 лет назад легче было найти актёра без ноги, чем спрятать её в кадре. Построить дом в натуральную величину и сжечь его ради съёмок. Раздвинуть море, чтобы снять исход евреев из Египта… А нет, последнее всё-таки было спецэффектом. Но как именно этот кадр сняли в 1956 году, мы сейчас и расскажем.

Десять заповедей, 1956

У режиссёра Сесила Демилля случился сердечный приступ во время съёмок фильма «Десять заповедей». Настолько высоко было напряжение перед сценами, которые казались технически невозможными.

Например, разделение Красного моря, по дну которого, согласно легенде, евреи сбежали от египетских преследователей. На эту сцену ушло 6 месяцев! Для создания сложнейшего спецэффекта команда комбинировала съёмки у Красного моря с отснятыми сценами в Лос-Анджелесе на студии Paramount.

Демилль придумал снять заполнение водой двух огромных резервуаров. Затем кадры пустили в обратном порядке. Стены из воды в фильме создали наложением кадров искусственно созданного водопада, чтобы нам казалось, будто они всё время в движении. Картинку повернули вверх ногами, чтобы вода падала вверх. Саму жидкость разбавили специальной желатиновой субстанцией, чтобы она была больше похожа на морскую воду.

Ясон и аргонавты, 1963

Рей Харрихаузен не является изобретателем стоп-моушн анимации. Но он сделал её искусством. Он делал анимационные спецэффекты для многих фильмов, в том числе трилогии про путешествия Синдбада, «Чудовища из глубин океана» и других. Но когда Харрихаузена спросили, какую работу он считает своей лучшей, постановщик назвал эту сцену из «Ясона и аргонавтов»:

4-минутную сцену сражения со скелетами снимали 4,5 месяца. Сначала отсняли кадры с актёрами, которые дрались с воздухом. Точно так же, как сегодня это происходит на зелёном экране. А потом Рей Харрихаузен кадр за кадром анимировал отряд скелетов так, чтобы они точно синхронизировались с движениями актёров. Когда всё было готова, две плёнки соединили.

Американский оборотень в Лондоне, 1981

Как снять превращение человека в оборотня, не применяя компьютерную графику? Над этой задачей режиссёр Джон Лэндис и постановщик Рик Бейкер думали месяцами, чтобы в итоге снять эту 2-минутную сцену (за которую Бейкер, кстати, получил Оскар):

Для съёмок команда использовала протезирование и робототехнику. Кадры с ростом волос на теле героя снимали с помощью искусственной накладки. Волосы постепенно «втягивались» в неё, а снятое видео пустили в обратном порядке. Чтобы показать трансформацию лица, сконструировали специальный роботизированный череп. А в кадрах с волчьим телом мы видим муляж, при этом актёр спрятан за ним, оставляя видимой только голову.

Забавный факт: в конце сцены персонаж полностью трансформируется в оборотня и мы слышим волчий вой. Именно это аудиотрек открывает клип Майкла Джексона на песню Thriller.

Внутреннее пространство, 1987

Невероятно, но в этой фантастической комедии нет ни одного нарисованного на компьютере кадра. Пилота Дака Пенделтона уменьшают и случайно помещают в тело Джека Паттера. Теперь они вместе должны помешать злодеям использовать технологию уменьшения во вред. Вот одна из сцен, в которой происходит трансформация лица Паттера:

Чтобы воссоздать её, режиссёр Джо Данте использовал несколько трюков с камерами, протезирование и различные миниатюры, снятые отдельно.

В интервью TechCrunch в 2016-м Данте сказал, что сегодня они весь фильм нарисовали бы на компьютере. Но он гордится проделанной работой. Например, команда использовала километры плексигласа, чтобы создать для фильма копии человеческих органов, по которым путешествует Дак Пенделтон.

Чужой, 1979

Все помнят сцену из «Чужого», где инопланетное существо вырывается из груди Джона Хёрта. Сцена была настолько зрелищной, что некоторые зрители якобы в страхе убегали из кинозалов. Частично ужасу зрителей способствует и настоящий страх актёров, которых не предупредили о том, что будет происходить в кадре:

Ридли Скотт увёл всех со съёмочной площадки, подготавливая сцену для «сюрприза» актёрам. В столе проделали отверстие и усадили Хёрта так, чтобы его тело оказалось под, а голова над столом. К голове присоединили искусственное тело, наполненное органами из мясного магазина. Двое членов съёмочной команды спрятались с другой стороны стола, контролируя машину с искусственной кровью.

Когда актёры вернулись на площадку, вся команда была в дождевиках, а камеры защищены чехлами. Когда съёмки начались, никто на самом деле не знал, что произойдёт. Внезапно из груди Хёрта вырвался инопланетянин. Кровь забрызгала всех, а актриса Вероника Картрайт потеряла сознание от шока.

Жестоко? Да. Но эта сцена вошла в историю.

Кинг Конг, 1933

Сегодня сцена, в которой Кинг Конг держится за шпиль Empire State Building, кажется глупой и неумелой. Но в 1933 году это был верх инноваций. В этой сцене использовали стоп-моушн анимацию, съёмки миниатюр, рисунки, полноразмерные муляжи и целую кучу операторских приёмов:

Конг, которого мы видим на крыше здания — это полуметровая модель, покрытая шерстью кролика. Пионер спецэффектов Виллис О’Брайан использовал стоп-моушн, чтобы кадр за кадром снимать движения существа.

В мае 1933 в газете Movie Classic вышла статья, в которой рассказывали о процессе работы над фильмом. О’Брайан двигал на миллиметры тело и голову Конга, делал кадр и снова повторял всё. Актрису Фей Рей снимали отдельно, а затем соединяли кадры, чтобы казалось, будто Кинг Конг держит её в лапе.

Космическая одиссея 2001 года, 1968

Фильм Стэнли Кубрика о будущем и космосе просто не мог обойтись без спецэффектов. Но режиссёру удалось сделать гораздо больше, чем показывали другие в фантастических фильмах. Философская история о значении человека в природе нашла отражение и в том, как выглядит каждая сцена фильма.

Задачей режиссёра было опередить своё время, думать наперёд. Космическая отрасль быстро развивалась в 60-х, поэтому важно было не отстать, чтобы впечатлить зрителей.

Одна из визитных карточек фильма — красочная сцена с эффектом лазерного шоу. Для съёмок не использовали никаких компьютерных программ. Все эффекты рисовали на стекле, которое снимали через небольшую щель на другом куске окрашенного в чёрный стекла.

Метрополис, 1927

Научно-фантастическая аллегория Фрица Ланга часто входит в списки величайших фильмов всех времён. Просто удивительно, как киноделам удалось создать этот футуристический город ещё до появления звуковых фильмов. Миниатюра города была одним из ранних примеров масштабных визуальных эффектов.

В «Метрополисе» использовали инновационный на тот момент метод Шюфтана — специальная техника съёмок, которая позволяла снимать актёров как бы внутри миниатюрного здания. Для этого команда Ланга расставила специальные зеркала под углом в 45 градусов между камерой и миниатюрными зданиями. Чуть позже этот метод использует и Хичкок в фильме «Шантаж» (1929). Хотя метод Шюфтана теперь заменили съёмки на зелёном экране, Питер Джексон успешно использовал его в фильме «Властелин колец: Возвращение короля» (2003).

Волшебник страны Оз, 1933

Большинство эффектов в фильме снимали с помощью стоп-моушн анимации. Кажется, что в этом уже нет ничего необычного. Но сцена с попаданием Дороти и Тото в Оз была чем-то необычным. За её создание отвечал гуру специальных эффектов Арнольд Гиллеспи, который руководил художественным направлением в MGM с 1936 по 1962 годы.

Историк и писатель Джон Фрике так описывает процесс работы над фильмом:

Торнадо они сделали из 10-метрового «чулка», намотанного на проволоку, чтобы придать ему вид конуса. Гиллеспи установил специальный кран, который приводился в движение мотором и двигался по всей съёмочной площадке. Основание «торнадо» прикрепили к машине под площадкой, которую команда двигала вдоль специальной колеи.

Фермерский дом, сарай, забор — всё было построено в миниатюре, а облака нарисованы на стекле. Машины, имитирующие ветер, и грязь завершили финальный образ. Торнадо снимали с нескольких ракурсов и дистанций. Камера то подъезжала ближе, то удалялась. Когда кадры с торнадо были сняты, их проецировали затем на стену позади актёров.

Близкие контакты третьей степени, 1977

У Стивена Спилберга уже была возможность использовать компьютер для создания научно-фантастической ленты «Близкие контакты третьей степени». Но качество компьютерной анимации тогда не устраивало режиссёра. Поэтому он усложнил себе задачу и сделал всё вручную.

Большинство сцен фильма снято на 35-мм плёнку, но сцены со спецэффектами — на 70-мм, потому что она может хранить больше визуальной информации. Спилберг заметил, что наложение спецэффектов снижает качество изображения. Используя 70-мм плёнку, ему удалось выровнять картинку по всему фильму — в итоге эффекты становятся более реалистичными.

Для сцены, в которой приземляется НЛО, команда фильма построила самую большую конструкцию внутри павильона в истории кино. Хотя для некоторых кадров использовали и миниатюрную модель. Свет, который излучает «тарелка» — это обычные гирлянды, натянутые на металлическую пластину.

Головокружение, 1958

Альфред Хичкок всегда был инноватором в кино. Вот например: психологический триллер «Головокружение» был первым фильмом, в котором использовался эффект «транстрав» или «эффект вертиго» в честь английского названия этой ленты. В английском языке он называется Dolly Zoom. Персонаж фильма Скотти боится высоты, и Хичкок придумал оригинальный способ передать его чувства зрителю:

Эффект вертиго достигает за счёт того, что камера отдаляется от объекта, а в это время зум-объектив приближает его. Или наоборот — камера приближается, а зум отдаляется. Хотя размеры объектов в кадре никак не изменяются, визуально создаётся ощущение трансформации пространства. Сейчас этот эффект часто применяется в кино, но Хичкок навсегда останется его создателем.

Звёздные войны. Эпизод V: Империя наносит ответный удар, 1980

Джордж Лукас был пионерам цифровых кинотехнологий, но первая трилогия «Звёздных войн» вышла до компьютерной революции в кино. На самом деле одна из основных претензий фанатов к последующим фильмам — слишком много цифровых эффектов. В первых сериях саги были миниатюры, декорации, необычные решения. В конце концов актёры были в костюмах Чубакки, С-3РО и даже R2-D2. А в Джаббу Хатта поместилось сразу три человека!

Для съёмок космических кораблей и прочей техники использовали технологию «гоу-моушн», созданную на основе классического стоп-моушена. Каждый кадр дополнительно размывали, чтобы создать более реалистичную картинку, чем в технике стоп-моушн. Хотя для секундного кадра в таком случае нужно было всего 20 картинок, времени этот процесс занимал гораздо больше, чем обычно. К тому же любое неправильное движение вынуждало начинать всю работу сначала.

Челюсти, 1975

Сегодня акула из «Челюстей» была бы 100% нарисована на компьютере. Но 70-е — это всё ещё время, когда можно было построить гигантскую механическую акулу и запустить её в воду. Это была настоящая катастрофа. Акула по имени Брюс постоянно переставала работать, шла на дно и доставляла кучу проблем.

Чтобы решить проблему, Спилбергу пришлось задуматься: а что бы на его месте сделал Хичкок. Именно тогда пришло решение вместо открытого противостояния акулы и человека нагнетать побольше саспенса и прятать Брюса в большинстве сцен от глаз. Дальше дело стояло за операторской работой.

В итоге всё вышло. Фильм «Челюсти» стал основоположником летних блокбастеров и заодно классикой в своём жанре. Всё-таки иногда полезно выпускать наружу своего внутреннего Хичкока и создавать что-то совершенно новое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

52580509